Поиск

Поиск
Размер шрифта:
T T T
Изображения:
Вкл
Цветовая схема:
Темная Светлая Синяя

Feedback

Контактная информация

Сообщение

Новости

22 июня 2022 г.

Институт в период Великой Отечественной войны

Институт в период Великой Отечественной войны

То, что началось 22 июня 1941 года, было не просто самой страшной и самой разрушительной войной. Эта дата – пересекающая своей трагической силой миллионы судеб, талантливых и многообещающих биографий, прервавшая десятки миллионов жизней, которым было суждено создать шедевры в музыке, на сцене, живописи, открыть неизведанное в науке и технике, совершать увлекательные путешествия на земле, в мировом океане и в космосе, любить, быть любимым, растить детей, беречь и лелеять своих стареющих матерей.

Никогда не забудет наша страна этот день потому, что наша история трагичная и славная, горькая и счастливая, страшная и радостная, и нам её хранить, беречь и продолжать… Он живет в памяти седых ветеранов и в памяти молодых.

Жизнь и деятельность коллектива СКГМИ в период Великой Отечественной войны, трудовые и боевые подвиги студентов и сотрудников – это волнующие и яркие страницы в истории вуза.

Война коренным образом изменила жизненный и рабочий распорядок института. Еще вчера везде слышались шутки и смех, студенты сдавали последние экзамены, готовились к производственной практике. Коллектив института был полон самых разнообразных планов и надежд.

Но наступило 22 июня 1941 года. В страну пришла нежданная и негаданная беда – фашистская Германия напала на нашу Родину.

Воскресенье…

Обычно в выходной день в институте пустынно. Но в этот день на массовый митинг люди стекались со всех сторон. Преподаватели, студенты, рабочие и служащие заявили о своей готовности отдать все силы, а если потребуется, то и жизнь борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

И уже на второй день пятьдесят восемь сотрудников и студентов института надели шинели…

Каждый период в жизни Северо-Кавказского горно-металлургического института созвучен времени.

1941 год требовал героизма и стойкости. Преодолевая все тяготы, связанные с войной, институт сохранил свою жизнеспособность.

Первый учебный корпус и студенческие общежития были переданы гарнизону под госпиталь, часть лабораторного корпуса отвели для учебных занятий горно-металлургического техникума. Большинство студентов сочетали учебу с работой на заводе «Электроцинк», вагоноремонтном заводе, Садонском свинцово-цинковом комбинате.

Институт работал эффективно, по-фронтовому, по законам военного времени. Партийные и комсомольские организации сумели мобилизовать коллектив и создать атмосферу самоотверженности и героизма в большом и малом.

Ученые института выполняли специальные задания военного командования, разрабатывали и внедряли научно-исследовательские работы, имеющие большое значение для народного хозяйства и для оборонной промышленности.

Проф. В.Г. Агеенков изобрел оригинальную технологию получения из отвального продукта свинцово-цинкового производства завода «Электроцинк» ценного стратегического сырья и создал опытную установку для его получения.

Проф. Е.И. Жуковский разработал и предложил новый способ производства угольных электродов специального назначения.

Доцент А.Д. Погорелый разработал взрыватели, которые были изготовлены из химикатов в условиях института.

В приказах того периода можно прочитать: «Учитывая практическое значение научно-исследовательской темы А.Д. Погорелова, выделить на выполнение его работы за счет освободившихся тем, 10 тыс. рублей для оборудования установки высокого давления, обязав закончить работу к концу 1942 г.».

Доцент Г.В. Москаленко систематически оказывал помощь заводу «Электроцинк» в организации, освоении и пуску цеха по производству взрывчатых веществ и других оборонных материалов.

Профессор А.И. Стешенко и доцент В.Г. Тибилов внесли ряд ценных рационализаторских предложений, способствующих повышению производительности Садонского свинцово-цинкового комбината.

Доценты И.А. Остоушко, С.И. Крохин, Н.С. Демин, М.П. Верховцев и другие выполняли задания технического Совета Наркомата цветной металлургии.

Коллектив института оказывал материальную помощь Красной Армии. Только в августе 1941 г. было собрано и внесено в фонд обороны 40 тысяч рублей облигациями государственных займов и 8 тысяч рублей наличными. Было принято решение всем преподавателям отчислять ежемесячно в фонд обороны однодневный заработок, а студентам – соответствующую долю стипендии. Систематически проводились компании по сбору теплых вещей для воинов-фронтовиков. Военная обстановка требовала от всего коллектива высокой бдительности. Было установлено дежурство на территории городка, введен строгий пропускной режим, соблюдалась полная светомаскировка.

Нуждам фронта была подчинена производственная практика, где студенты во время прохождения практики, как правило, выполняли оборонные заказы.

Часто после занятий преподаватели и студенты отправлялись в госпиталь и помогали медицинскому персоналу ухаживать за раненными, убирать помещения, по тревоге поднимались на погрузку и разгрузку боеприпасов, топлива, продуктов питания.

Весь октябрь 1941 года студенты трех курсов убирали кукурузу и картофель на колхозных полях.

Приближался фронт. Кавказ охватил огонь войны. Развернулось строительство оборонительных сооружений. 250 преподавателей, студентов, рабочих и служащих института были мобилизованы на оборонительные работы, которые велись в ноябре и декабре 1941 года в тяжелых прифронтовых условиях.

Доктор технических наук, профессор А.Е. Гуриев вспоминал: «Нам, в то время молодым преподавателям, Н.С. Демину, П.Ф. Еремину, И.В. Кудинову, Н.Н. Кузнецову, С.И. Митрофанову, Г.В. Тотрову и другим, пришлось вместе со студентами много месяцев рыть траншеи и ходы сообщения вдоль Терека в районе Моздока. Я был комиссаром роты и, конечно, работал наравне с другими. Трудились от зари до зари с максимальным напряжением сил. Задания были очень трудными, но студенты работали с огоньком и нормы перекрывали. А в августе сорок второго года пришлось рыть противотанковые рвы и на северо-восточной окраине города…».

«Комсомольская организация института в грозные военные годы была немногочисленной, – пишет в своих воспоминаниях доцент кафедры общей металлургии Н.М. Демидо. – Комсомольцы старшего возраста ушли на фронт. Но и те, кто остался в институте (это были преимущественно студенты первого и второго курсов), все свободное от занятий время трудились на уборке урожая, а зимой 1941-1942 годов – на сооружениях оборонительных рубежей».

Вот что пишут об этом времени бывшие студенты института: «Мы учились в Орджоникидзевском институте цветных металлов с 1939 г. по сентябрь 1942 г., т.е. до эвакуации института. В защите города и института есть частичка и нашего труда. Два с лишним месяца – ноябрь и декабрь сорок первого года – мы были на трудовом фронте под Моздоком в селении Хамидие, где жили в кабардинских семьях. Копали противотанковые рвы под лозунгом: «Каждый взмах лопаты – удар по врагу!» Поехали мы на трудовой фронт в брезентовых туфельках, в которых бегали на лекции и на танцы. За время работы все износилось и нам выдали на обратную дорогу кабардинские арчи (чуни из свиной кожи без подошвы). Постелили в них солому и шли восемь километров до станции. Тяжелое и трудно время было, но мы были молоды, здоровы и верили в прекрасное будущее».

А враг приближался, нависла угроза и над городом Орджоникидзе.

По решению правительства институт временно прекратил свою деятельность.

Эвакуация проводилась в исключительно сжатые сроки – в течении двух дней (с 12 по 14 августа) совместно с заводом «Электроцинк».

Крытых вагонов не было, студенты и преподаватели ехали на открытых платформах. Наиболее ценные приборы и оборудование института были отправлены окружным путем через Каспий и размещены на Усть-Каменогорском заводе и в горно-металлургическом техникуме. 159 студентов института, среди которых всего 8 юношей, направлены для продолжения учебы в Иркутский и Алма-Атинский институты.

Профессорско-преподавательский состав распределили по различным предприятиям цветной металлургии, большинство преподавателей осталось в пределах Северной Осетии.

В первых числах ноября 1942 года враг подошел вплотную к столице Северной Осетии – городу Орджоникидзе.

Вражеские снаряды рвались на территории института. По призыву областного комитета партии и правительства республики на помощь Красной Армии поднялся весь осажденный город. Десятки вражеских атак захлебнулись у его стен. «Ни шагу назад!» – таков был девиз каждого защитника города.

Сорок второй год подходил к концу, еще полыхало пламя войны под Нальчиком и Пятигорском, а институт уже развернул работу.

5 января 1943 года был датирован первый приказ после временной эвакуации института за подписью исполняющего обязанности директора Н.В. Алявдина.

25 февраля 1943 года бюро Северо-Осетинского обкома партии, обсудив вопрос «О возобновлении деятельности Орджоникидзевского института цветных металлов», обратилось с просьбой в Наркомат цветной металлургии СССР вернуть на прежние места профессорско-преподавательский состав и отпустить необходимые средства на возобновление нормальной работы вуза. Немногим более полугода пробыл институт в эвакуации, но в хозяйственном отношении фактически встал вопрос о втором рождении вуза.

На восстановление института выходили все – от профессора до первокурсника.

Уже к концу 1943 года здания были в основном отремонтированы, восстановлены лаборатории, студенческие общежития, в чем немалая заслуга принадлежит директору института военных лет К.В.Сушкову.

Все преподаватели и студенты участвовали в субботниках и воскресниках. Все деревья на территории Студгородка начали высаживать именно в сорок четвертом году.

Коллектив института заложил сквер за железнодорожной больницей, принимал участие в строительстве Орджоникидзевской гидроэлектростанции на реке Терек.

Первый после эвакуации института учебный год начался 1 октября 1943 года. На первый курс было зачислено 600 юношей и девушек – самый большой прием за все годы существования вуза.

Усилия общественных организаций были направлены на оказание помощи руководству института в улучшении организации учебно-воспитательного процесса, развертывании массово-политической работы.

Преподаватели совершенствовали методику, хотя это было нелегко – отсутствовала необходимая литература, лабораторное оборудование.

Научная работа проводилась в это время по заданию Садонского свинцово-цинкового, Алавердинского, Зангезурского, Тырныаузского горно-металлургических комбинатов, завода «Электроцинк», «Севкавказцветметразведка» и других предприятий и организаций.

Многие преподаватели совмещали вузовские обязанности с работой на производстве. Так, доцент Д.Ф. Пузощатов работал механиком и начальником проектного отдела завода «Электроцинк», а доцент В.И. Федоров – научным консультантом на этом же предприятии. Доцент К.С. Колев оказывал существенную помощь коллективу вагоноремонтного завода.

В 1941-1942 годах институт произвел выпуск 102 инженеров-металлургов, горных инженеров и инженеров-обогатителей.

В мае 1942 года 20 выпускникам института было присвоено звание инженера без защиты дипломных проектов.

В мае 1942 года ушли на фронт студентки А.М. Вирковская, Н.А. Филиппова, Н.В. Елисеева, Л.В. Глашарина, Е.Г. Белецкая, Ф.М. Фрадлина, и другие – всего 17 девушек.

15 июня 1943 года состоялось первое после реэвакуации вуза расширенное заседание совета института, на котором был разработан и утвержден перспективный специальный план восстановления зданий и учебной базы темпами военного времени.

В 1944 году институт был переименован в Северо-Кавказский горно-металлургический институт.

Печать