Поиск

Поиск
Размер шрифта:
T T T
Изображения:
Вкл
Цветовая схема:
Темная Светлая Синяя

Новости

22 июля 2019 г.

«Остров» – это образовательный интенсив, а не аттестационная комиссия»

«Остров» – это образовательный интенсив, а не аттестационная комиссия»

20 июля министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков принял участие в работе образовательного интенсива «Остров 10-22», посетив треки проектирования НОЦ, университета будущего, развития региональной экосистемы и ответив на публичной дискуссии на вопросы представителей университетских команд и ведущего встречи, эксперта Института образования НИУ ВШЭ Евгения Сженова. Приводим ответы министра на вопросы о продолжении и развитии формата «Острова», подготовке университетских кадров и ректорах-наставниках, НОЦ и ДПО.

– Михаил Михайлович, как вам «Остров»?
– Честно? Нравится, впечатлен. Организаторам удалось неплохо обустроить Сколтех. Я вижу здесь большое количество заинтересованных людей: ректоров вузов и не только.

– Многие ректоры говорят о том, что нужны регулярные встречи, просят сделать «Остров» круглогодичной площадкой. Что вы об этом думаете?
– Есть модульные встречи, а есть межмодульные периоды. Работа вполне может продолжаться и в межмодульный период не менее интенсивно. Мы готовы быстро и четко реагировать на такие событийные мероприятия.

– Участники «Острова» просили уточнить, как Министерство относится к сотрудничеству университетов, в частности, в рамках интенсива вузы уже заключили порядка 2 тыс. соглашений между собой.
– Министерство приветствует и готово активно поддерживать такие контакты. Чем больше предметных вопросов обсуждается в заинтересованной среде, тем больше мы рассчитываем на содержательные предложения по развитию всей системы образования. Мы сейчас приступаем к очередному этапу совершенствования федеральных государственных образовательных стандартов. И эта работа точно будет вестись в абсолютно открытом режиме. По крайней мере, два дня «Острова», вчера и сегодня, я лично был участником обсуждения сообщества ректоров предложений, которые могут быть учтены в этой работе. И это точно будет сделано при условии, что мы получим эти предложения в тот срок, когда они нужны.

– Что такое в вашем представлении цифровая трансформация?
– В национальной программе «Цифровая экономика» есть отдельный проект «Цифровой университет». Сформировали площадку, на которой ищем ответы на эти вопросы. Это не только цифровые компетенции в разных образовательных программах, но и цифровые технологии самой образовательной программы. Мы дискутируем с профессиональным сообществом по поводу того, насколько должны видоизмениться образовательные программы, какие модули, связанные с развитием цифровых компетенций, должны появиться и в каких, соответственно, направлениях. Рынок технологий быстро меняется, университеты не должны отставать от этих изменений. Мы с ректорами это как раз сейчас и обсуждаем: в период технологических инноваций, такой быстрой смены технологического уклада, университеты должны быть готовы к изменениям и чувствовать их заранее. И меняться сами в первую очередь.

– Как вы лично видите цифровую трансформацию вузов?
– Если бы я знал однозначный ответ… Но нам точно придется его найти, я не уверен, что мы это сделаем быстро и сразу, но сделаем точно. Термин «цифровая трансформации» не должен выродиться во что-то пустое.
Цифровой университет мы должны представлять как университет, который будет успешно работать, отвечая на запросы слушателей и учащихся через 10 лет. Как он должен выглядеть содержательно? Как устроена образовательная программа? Как в образовательных программах представлены цифровые компетенции?
Кадры для цифровой экономики это не только ИТ-специалисты. Цифровая составляющая должна быть и в педагогических специальностях, и в инженерных, и во многих других направлениях, потому что цифровизация происходит в базовых процессах разных секторов, и вуз должен все те составляющие учитывать.
Университет должен быть в авангарде изменений и не отставать от ожиданий тех, кто хочет осваивать те или иные образовательные программы. У вузов есть возможность на динамично развивающемся рынке занять серьёзное положение. Если эту возможность упустить, рынок займет кто-то другой.
Например, в сфере дополнительного образования. Это зона перспективного развития у нас в стране и не только. Важный вопрос: как в нее впишутся университеты. Это не очень соответствует тому, к чему мы привыкли, это другая динамика, другая реакция, часто другие компетенции. Рынок будет расти и трансформироваться, как и ключевые игроки. Нужны системные идеи – что необходимо еще поправить на государственном уровне, чтобы сфера высшего профобразования или допобразования стала инвестиционно привлекательной

– Раньше человек жил в парадигме: ты учишься, пока не получил диплом, дальше пошел работать. Но сегодня очевидно, что необходимо не только учить молодых людей, но и переучивать, доучивать работающих, специалистов старшего возраста. Мы входим в парадигму непрерывного всеобщего образования. И какова роль университетов в этом процессе?
– Университеты могут в этой истории формирования большого запроса от общества, - это очевидно, что запрос формируется, и он будет расти каждый год, - вводить дополнительные компетенции, программы в рамках дополнительного образования, которое играет решающую роль в подготовке компетентных специалистов для цифровой экономики. Но вопрос, насколько готовы университеты к таким программам. Растущий спрос рано или поздно обернется предложением. И спрос платежеспособный, спрос на различные курсы – динамичные, которые можно получить в различных доступных формах. Очень клиентоориентированными должны быть эти программы.
У университетов нет непреодолимых бюрократических препятствий, чтобы активно выйти на это рынок. Но есть один сдерживающий фактор – это готовность университета серьезно модернизировать свою образовательную стратегию. Так или иначе, сегодня образовательная система в значительной степени похожа конвейер. А такие программы требуют все больше и больше индивидуализации. Они будут касаться и основных образовательных программ: студент сегодня тоже хочет развивать разные компетенции. И это будет касаться дополнительного образования.

– Что нужно сделать, чтобы в университет приходили учиться не только вчерашние школьники, но и взрослые люди?
– Вуз должен быть открытым 24/7, это может и образная фраза, но тем не менее. Это может быть, в том числе, в цифровом виде. Должна появиться комфортная среда для взрослых людей, когда будет доступен и понятен образовательный контент. Должен быть дружелюбный интерфейс.

– В одном из своих выступлений вы говорили о роли университета как центра региональной экосистемы. Кампус – не только место, где живут преподаватели и студенты, но и один из центров региональной и городской среды. Есть ли в этом направлении конкретные идеи и решения?
– Есть, и даже практически реализованные. Во многих городах университетские кампусы развиваются по принципу именно кампусов, которые во многом будут задавать облик будущего этих городов. На Петербургском экономическом форуме было подписано два соответствующих соглашения с институтами развития о поддержке и взаимодействии. Сейчас параллельно с нашей беседой на «Острове 10-22» проходит обсуждение масштабирования такой практики: как кампус университета должен формировать облик крупнейших российских агломераций. Достаточно скоро мы увидим реализованные проекты. Технические, экономические решения. Причем ведь это не бюджетная модель, где взяли деньги из бюджета, построили какое-то здание и сказали: «Теперь это будет кампус». Это проекты, которые сегодня вызывают живой интерес. Люди готовы инвестировать средства по всем правилам инвестирования, губернаторы занимают самую активную позицию, готовы предоставлять, в том числе, и земельные участки, которые находятся в региональной собственности. Поэтому я не сомневаюсь, что у нас в этом вопросе есть абсолютно заинтересованные участники. И эта заинтересованность строится на понимании перспектив развития университетов, науки и образования.

– На «Острове» многие обсуждают вопрос, что университет – точка роста экономики в регионе (майские указы), но часто правоохранительные органы не воспринимают вузы как территорию для предпринимательства. Можно ли облегчить университетам жизнь в плане контроля и мониторинга?
– Мы двигаемся в этом направлении, ищем формулировки, как сделать лучше. Но надо учитывать, что новые нормы должны нас страховать от того, чтобы на рынок не вернулось некачественное образование. Любые совершенствования должны быть на это заточены.
В целом мы понимаем, что система получила качественное оздоровление. Новые шаги должны нас укреплять в этом состоянии. Правительство обсуждает сегодня проект существенной перенастройки регуляторной гильотины. Мы должны принять активное участие, сформулировать свои соображения о том, как должна быть устроена государственная регламентация системы образования.

– Вопрос о проектировании НОЦ. Многие не попали, будет ли еще возможность?
– К работе НОЦ подключаться могут все. НОЦ инициируется регионом, но уже сейчас есть практика межрегиональных проектов, она уже реализуется.
Также не нужно думать, что кто-то куда-то не попал, нужно организовывать диалог. Есть идеи, которые при сложении потенциалов могут быть быстрее или лучше реализованы.
Сейчас у нас 5 пилотных проектов НОЦ, скоро мы сформируем совет, который примет решение о программах развития. В следующем году планируем делать конкурсный отбор.
Согласно нашим показателям, должно быть не менее 15 НОЦ мирового уровня. Отмечу, что их может быть и 85, и не все они должны быть мирового уровня.
При этом не надо называть НОЦ то, что уже работает. НОЦ должен работать по принципу одного окна, обеспечивать сокращение внутренних издержек и быть открытым для индустриальных партнеров.

– Планируются ли социальные лифты для руководителей образования и науки?
– Планируются. Без них у нас будут ограничены возможности развития системы. Мы близки к запуску образовательной программы кадрового резерва и скоро объявим отбор. Я считаю этот проект одним из важнейших для министерства и для себя лично.
Хочу обратиться с просьбой ко всем присутствующим на «Острове» ректорам и предложить им выступить в качестве наставников для будущих лидеров. Не бойтесь, вас никто не подсидит, мы найдем, куда трудоустроить ваших воспитанников.

– На «Острове» много руководителей. Предполагается, что ректоры после прокачки на «Острове» уедут обновленными. Каким вы видите нового ректора?
– Лидер – это ответственный человек, который во главу угла ставит интересы дела: качество образования, исследований, открытость принятия решений любого уровня. У нас хорошее ректорское сообщество, и мы собрали многих на «Острове», потому что понимали, что будет с кем поговорить о серьезных вещах.
«Остров» – это образовательный интенсив, а не аттестационная комиссия. Поэтому у нас много зон перспективного развития. Я рассчитываю, что по возвращению домой вы сохраните память об «Острове», но не в виде воспоминаний, а как рефлексию и желание дальше продолжать активную деятельность, в том числе по обновлению образовательных программ и трансформации системы в целом.
К слову, я попросил организаторов «Острова» сохранить наследие образовательного интенсива, передав в Минобрнауки предложения для повышения эффективности работы по всем направлениям развития образования и науки, в рамках которых университетские команды подготовили свои проекты.

– РАН и вузы теперь находятся в ведении одного министерства. Какие будут программы интеграции для повышения научной эффективности университетов, с одной стороны, и кадровой поддержки науки в вузах – с другой?
– Мы давно и много об этом говорим. Мы сегодня на «Острове» обсуждали развитие аспирантуры, и хочу сказать, что вопросы, связанные с перетягиванием одеяла между вузами и научными институтам, должны остаться в прошлом.
Нам с вами предстоит в два раза увеличить продуктивность российской науки, и неважно, в НОЦ или вузе подготовлена публикация.

– Существует законопроект о том, что свидетельство о госаккредитации программ аспирантуры отменят с 1 января 2020 года. Из закона об образовании аспирантура как уровень образования не будет исключена?
– Не будет.Прием в аспирантуру 2019 года должен быть максимально целевым. Мы поставили планку в 60-70% целевого приема в аспирантуру, ровно имея в виду то, что у нас задача по нацпроектам - нарастить количество исследователей. В сентябре-октябре спрошу у всех, сколько целевых договоров на аспирантуру ректоры подготовили и заключили. То же самое в научных организациях будет сделано, ровно та же задача у них.

– Минобрнауки создает глобальные информационные системы. Мы будем собирать цифровой след ежедневной работы. Есть ли гарантии, что его не используют против нас?
– Пока еще не сформирована сама система, мы ищем оптимальные решения. Какая бы система ни сформировалась, она будет открытой для совершенствования. Там, где мы пилотируем в отсутствие принятых жестких решений, мы это для того и делаем, чтобы понять, как дальше необходимо действовать.
Но, с другой стороны, отмечу, что ответственность за внесенные данные должна быть осознана теми, кто их вносит. У нас есть примеры, когда часть данных университеты не вносят.

– Вопрос про университеты и МИП. Сейчас доходы от деятельности МИП не учитываются в отчетах по науке? Мы создаем МИП, а потом они у нас забирают часть рынка. Можно ли учитывать доходы МИП, чтобы не было таких проблем?
– Создавайте и отпускайте, пусть они забирают рынок, а вы новый себе создадите.

– Будет ли увеличено финансирование гуманитарных наук?
– Этот вопрос должен был прозвучать на «Острове». В числе семи приоритетов СНТР, которая утверждена президентом, есть приоритет, связанный с развитием гуманитарного знания. Поэтому это также попадает в зону наших приоритетов и первоочередных интересов. И с точки зрения грантовой поддержки – научные фонды уделяют этому внимание, и с точки зрения организационных усилий.
Но надо понимать, что в этой сфере тоже есть оценка качества.

Печать

Feedback

Контактная информация

Сообщение